Предыдущие статьи

Показать

Влияние нормативных документов на направление развития пчеловодства в России

пасека

Вообще путем законодательства можно мало чего добиться: оно никогда не бывает конструктивным. До тех пор, пока мы ждем от законодательства, что оно уврачует бедность и устранит из мира привилегии, нам суждено созерцать, как растет бедность и умножаются привилегии. Мы можем помочь правительству, а не правительство нам.

 

 

                                                                                                                                                                  Генри Форд

 

 

Этим словам уже более 100 лет, но они не утратили своей актуальности и сегодня. Поэтому, на вопрос: «Какие изменения ждут пчеловодов после принятия новых Ветеринарных правил содержания медоносных пчел и Федерального закона от 30 декабря 2020 г. № 490-ФЗ «О пчеловодстве в Российской Федерации»?». Можно коротко ответить: «Никакие».

Как правило, нормативные документы не успевают за реальной жизнью, на шаг отставая от нее. Для регламентирования процессов, которые уже не укладываются в существующее законодательство появляются новые и изменяются действующие нормативные акты. Установившийся после этого баланс, как правило, продолжается недолго. Возникают новые ситуации вне рамок регулирования, вновь требуя изменения законодательной базы. Тем не менее, от качества нормативных документов зависит развитие или напротив стагнация той отрасли экономики, которую они регламентируют.

 

 

Анализ существующей нормативной базы

 

Проект Ветеринарных правил содержания пчел и Федеральный закон «О пчеловодстве в Российской Федерации» демонстрируют нам с одной стороны методологическую, я бы сказал детскую ошибку, а с другой стороны отсутствие понимания у авторов этих документов стратегии развития отечественного пчеловодства.

С точки зрения методологии Ветеринарные правила должны содержать исключительно нормы и рекомендации ветеринарной тематики, направленные на профилактику, предотвращение распространения и лечение болезней пчел, и не включать в себя технологические приемы и гражданско-правовые нормы. А вот закон «О пчеловодстве в Российской Федерации», напротив должен регламентировать гражданско-правовые отношения, возникающие как между пчеловодами (пчеловодческими хозяйствами), так и между ними и другими хозяйствующими субъектами и физическими лицами.

С точки зрения стратегического развития внутри отрасли, принимаемые нормативные документы должны давать максимальную свободу хозяйствующим субъектам в части технологических предпочтений, способствовать свободной конкуренции, в результате которой в выигрышном положении окажутся хозяйства с наименьшими издержками и более высокой производительностью труда. С точки зрения межотраслевых отношений законодательная база должна определять пути интеграции пчеловодной отрасли в общую систему сельскохозяйственного производства России.

Сейчас мы наблюдаем робкие шаги по изменению законодательства, вместо серьезного реформирования всего пчеловодства и превращения его в самостоятельную, а главное эффективную отрасль сельского хозяйства.

Из нормативных документов убрали регламентирование цвета ульев и нормирование расстояний между ульями и рядами, но продекларировали норму свободного доступа к ним. Что это такое, какими критериями, определяется этот «свободный доступ»? Зачем все это в Федеральных нормативных актах?

Требование содержать пчел в исправных ульях по существу бессмысленно и юридически безграмотно. Улей не автотранспортное средство, неисправность которого при эксплуатации может привести к нежелательным последствиям. К каким последствиям может привести содержание пчел на стационарной пасеке в неисправном улье? С юридической точки зрения эта норма является ничтожной, так как ни в одном нормативном акте нет определения исправного улья и критериев, по которым он может быть признан неисправным. Также в подвешенном положении оказалось бортевое пчеловодство.

Нумерация, а также вынашиваемая до сих пор идея чипизации ульев, вообще не выдерживает никакой критики, так как препятствует созданию крупных пасек. Я даже не могу себе представить объем бессмысленного учета номеров ульев и тем более чипов для пасеки в 10, 20 или 50 тысяч пчелосемей. Как при этом представляется ведение Журнала пасечного учета (еще некогда обязательным для всех пасек, но до сих пор используемый пчеловодами), в котором рекомендовано указывать номер: улья, дату осмотра, количество рамок расплода, количество рамок, обсиживаемых пчелами, количество запасов меда и перги, подробную информацию о матке и т.д. На мой взгляд каждый пчеловод сам вправе определять не только технологию работ в своем хозяйстве, но и политику внутреннего учета.

Нумерация ульев, как и ведение пасечных журналов возможно будут целесообразными для разведенческих пасек или экспериментальных пчелиных семей, созданных в исследовательских целях, но в любом случае не должна быть обязательной. Возражение о том, что нумерация полезна при выявлении болезней, в связи с тем, что удобнее знать какие семьи поражены и лечить конкретно их, также не состоятельно, так как карантин накладывается все-равно на всю пасеку. И любому пчеловоду известно высказывание: «Если у Вас гнилец у одной пчелосемьи, значит у Вас гнилец на всей пасеке».

Многие крупные пасеки имеют следующую структуру. Центральная усадьба, стационарные или кочевые точки, цех или предприятие по откачке и фасовке меда, складские помещения. Для крупных хозяйств все или часть этих структурных подразделений могут находиться на разных площадках, в том числе расположенных не только в разных районах одного региона, но и в разных регионах.

Сейчас по существующему законодательству любое перемещение меда должно сопровождаться соответствующими ветеринарными документами. То есть перемещение отобранных рамок на одном из точков для их откачки в цех требует оформления ветеринарного свидетельства по форме № 4, если производится в пределах одного района и по форме № 2 если в другой район или тем более другой регион (Согласно приложению №19 Приказа Минсельхоза РФ от 16 ноября 2006 г. N 422 мед сопровождается ветеринарными сопроводительными документами: формы № 2 - за пределы района, региона и справка формы № 4 - внутри населенного пункта, района.). В том случае, если помещения для откачки меда и складские помещения, из которых осуществляется отпуск меда потребителям находятся в разных местах, как например в моем хозяйстве (мед откачивается и расфасовывается в цехе, расположенном на центральной усадьбе в поселке Прудском, а склад, с которого мед отпускается потребителям находится в Барнауле), то соответственно перемещение меда между ними также требует оформления соответствующих ветеринарных документов. Необходимость избавиться от этого атавизма в законодательстве назрела уже давно. Считаю, что перемещение меда и других продуктов пчеловодства в рамках одного, благополучного по заболеваниям пчеловодного хозяйства, то есть без смены собственника не должно сопровождаться никакими ветеринарными документами, независимо от географии перемещения на всей территории Российской Федерации.

Еще одной стратегической близорукостью, нашедшей отражение в нормативных документах, является искусственное создание препятствий для участия пчеловодов в опылении сельскохозяйственных культур. Сейчас любое перемещение пасеки, даже в пределах одного региона, по существующему законодательству, предполагает оформление сопроводительных документов (Согласно Приказу Министерства сельского хозяйства от 16 ноября 2006 г. N422 «Об утверждении Правил организации работы по выдаче ветеринарных сопроводительных документов». При перевозке пчел к месту будущего размещения кочевой пасеки надо иметь ветеринарное свидетельство формы N1 или ветеринарную справку формы N4. Может быть также ветеринарный сертификат формы N6.1.). При перемещении в другой регион, кроме этого предусмотрен карантин, во время которого пасека выдерживается на специально отведенной площадке в течении месяца, с проведением целого комплекса мероприятий, предусмотренных во время карантина. При перемещении в следующий регион или возвращении пасеки обратно всякий раз применяются карантинные мероприятия. Способствует ли это развитию опыления? Считаю, что перемещение пчел пчеловодным хозяйством, в рамках технологического процесса их содержания, не должно ограничиваться ни документально (сопроводительные ветеринарные документы), ни организационно (карантинные мероприятия), если пасека благополучна по заболеваниям, а география перемещений не включает охраняемые, по каким-либо причинам, территории от завоза пчел. 

Но и в рамках одного региона с опылением не все так просто. Так, например, по закону Алтайского края от 6 декабря 2010 года № 110-ЗС «О пчеловодстве» предусмотрены охранные зоны для стационарных и кочевых пасек в 3 км и 1,5 км, соответственно. Таким образом, другие пчеловоды не имеют права расположить своих пчел ближе этих расстояний. На практике это означает, что фермер, желающий пригласить пчеловодов для опыления своих полей не может этого сделать если рядом уже зарегистрированы чьи-нибудь пасеки и их владельцы не дают согласия на размещение других пчел. И совсем не важно, что возле поля эспарцета в 300 га зарегистрирована стационарная пасека численностью 50 пчелиных семей, а для его полноценного опыления требуется от 900 до 1200 пчелиных семей (Институтом пчеловодства разработаны примерные нормы насыщения участка пчелами. Так в среднем на 1 га гречихи требуется 2-3 семьи пчел; на 1 га подсолнечника - 1 пчелосемья; на 1 га эспарцета - 3 - 4 семьи.). Таким образом, нормирование расстояний между пасеками не только порождает противоречия между пчеловодами, но и существенно нарушает права фермеров, препятствуя им использовать технологию опыления своих полей. Считаю, что в этом вопросе в первую очередь должны учитываться интересы фермера, а не пчеловода «охраняющего» свою пасеку.

На первый взгляд регламентирование расстояний между пасеками приводит к проблемам только в случае опыления посевных сельскохозяйственных культур и не создает проблем для пчеловодов, располагающих своих пчел на дикоросах в степи, тайге или горах, но это не так. Тот же Закон Алтайского края «О пчеловодстве» одинаково для всех стационарных пасек предусматривает трехкилометровую охранную зону. При этом совершенно не учитывается ни медопродуктивность данной местности ни количество пчелосемей на пасеках. Нам хорошо известно насколько сильно отличается медосбор на разных территориях, даже расположенных друг от друга на сравнительно близком расстоянии. Также известны зарегистрированные стационарные пасеки с численностью пчелиных семей 5 – 20 штук. Получается, что пчеловод для своей пасеки из пяти пчелиных семей использует земельный участок площадью в несколько квадратных километров. И закон охраняет это право.

сенокосТем более не выдерживает никакой критики практика недобросовестных пчеловодов оформления несуществующих пасек и сдачи этих участков в аренду своим коллегам пчеловодам. Получаемый в результате рентный доход не имеет ничего общего с регистрацией пчеловода как сельскохозяйственного товаропроизводителя.

С другой стороны, почему законом защищается право отдельных пчеловодов на общенациональное достояние, которым в данном случае является естественный растительный покров конкретной территории? В соответствии с п. 1 статьи 9 Конституции РФ, природные богатства нашей страны (в данном случае естественный растительный покров) являются общенациональным достоянием. Если в каком-то конкретном случае, на территории земельного участка, принадлежащего гражданину на праве собственности, аренды, безвозмездного пользования и т.п. он (гражданин) за счет собственных средств создал растительный покров, то вполне логично, чтобы закон охранял искусственно созданную им кормовую базу от пасек других собственников. В противном случае права всех граждан на естественные кормовые угодья для пчел должны быть равны.

Кроме того, регламентирование расстояний между пасеками в таком виде препятствует свободной конкуренции. И неэффективный пчеловод с небольшой пасекой, используя административный ресурс, препятствует появлению на этой территории конкурента. Для решения проблемы, на мой взгляд, следует либо отменить этот норматив, либо применить налоговое регулирование по аналогии с НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых). На практике это могло бы выглядеть следующим образом. Если пчеловод, имеющий зарегистрированную стационарную, либо кочевую пасеку претендует на охранную территорию вокруг нее, то должен уплачивать налог, размер которого можно сделать дифференцированным, в зависимости от размера охраняемой территории. Этот налог будет тем больше, чем больше радиус, круга в котором не допускается размещение пасек других пчеловодов. Такая норма будет стимулировать пчеловода к эффективному использованию им общенационального достояния и сделает экономически нецелесообразным владение заведомо избыточной территорией для небольшой пасеки или содержания несуществующих пасек.

Прекрасно понимаю, что предлагаемые мной рецепты являются далеко не единственными и возможно не лучшими решениями этих проблем, но уверен, что поднятые темы требуют всестороннего исследования и широкого общественного обсуждения.

 

Тенденции развития Российского пчеловодства

 

 

Сейчас очень сложно сказать какое-нибудь слово, чтобы тебе за него не прилетело. Достаточно просто открыть рот, чтобы получить шквал критики со всех сторон и быть обвиненным во всех грехах.

                                                            

                                                                                                          Дмитрий Быков

 

Те выводы, к которым я пришел, исследуя эту тему наверняка вызовут негодование и осуждение части пчеловодного сообщества, но замалчивание проблем я считаю гораздо хуже, чем их формулирование и поиск путей решения. В аналогичной ситуации я оказался два года назад, после опубликования 10.01.2019 года статьи «Проблемы пчеловодства России и пути их решения», в которой анализируя сложившуюся ситуацию на рынке меда сделал следующий вывод: «… что если динамика изменения баланса между спросом на мед и его предложением в нашей стране сохранится, то к 2020 году мы увидим грандиозный обвал оптовых цен. На мой взгляд оптовая цена на натуральный мед может опуститься до 50 рублей за кг.». Сколько критики в свой адрес мне пришлось выслушать и все аргументы при этом сводились к известной формуле: «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!» Время расставило все по своим местам и летом 2020 года закупочная цена на мед в Шипуновском районе Алтайского края достигла своего антирекорда в 50 рублей за килограмм, сравнявшись с розничной ценой на сахар. Это произошло потому, что никто не отнесся всерьез к вскрытым проблемам, а сами они увы не решились!

Когда мы хотим определить тенденции развития какой-то отрасли, и пчеловодство здесь не исключение, мы обращаемся к мнению экспертов, всецело полагаясь на их компетенцию. При этом, зачастую не отдаем себе отчет в том, что эксперты оперируют багажом существующих знаний. Поэтому их заключения, как правило, носят экспертную оценку того, что лучше или хуже именно в рамках сложившейся парадигмы знаний и не выходят за ее пределы. Если бы современники Петра Ивановича Прокоповича основывались только на мнении экспертов, то мы до сих пор держали пчел в колодах, размножали только роением, а лечили молитвой.

По словам Генри Форда из его книги «Моя жизнь, мои достижения»: «Эксперты – это люди, которые всегда расскажут почему у вас никогда не получится сделать то-то и то-то. Если бы я хотел угробить своих конкурентов, я бы окружил их самыми опытными экспертами. Прошлое полезно только в том отношении, что указывает нам пути и средства к развитию».

Любой прорыв происходит как раз вопреки устоявшихся традиционных знаний и технологий. К сожалению, тот кто попытается отойти от устоявшихся взглядов, предложив иной подход решения проблемы, рискует быть не только не понятым, но и навлечь на себя шквал критики.

Одной из тем, вызвавшей бурные дискуссии после опубликования Федерального закона «О пчеловодстве в Российской Федерации», стало отсутствие в нем упоминания о личных подсобных хозяйствах. Что это? Техническая ошибка или посыл государства об объявлении ЛПХ вне закона? Хотелось бы услышать комментарии авторов по этому вопросу.

Считаю, что исключение ЛПХ из Федерального закона «О пчеловодстве в Российской Федерации» неоправданно и это следует исправить, но в то же время убежден, что основу пчеловодной отрасли должны составлять не личные подсобные хозяйства, а профессиональные, в основном крупные. В связи с этим вижу необходимость разделения пчеловодства на законодательном уровне на любительское и профессиональное. Нормы регулирования любительского пчеловодства сконцентрировать в Федеральном законе «О личном подсобном хозяйстве», а профессиональному пчеловодству посвятить специальные нормативные документы, в связи с тем, что сложно регулировать неоднородные сферы деятельности единым нормативным актом.

Сейчас одним из возражений может служить тот факт, что в странах с развитым пчеловодством на долю крупных промышленных пасек приходится более 90 % производства меда, в то время как в России, до сих пор, на долю крупных хозяйств приходится менее 10 %. Более 90 % меда в России производится небольшими пасеками, сосредоточенными в личных подсобных хозяйствах. Но это не особый Российский путь развития пчеловодства, а напротив свидетельство колоссального отставания от других стран. И существующее законодательство, создающее организационные проблемы на пути создания крупных профессиональных пасек, приведет лишь к дальнейшей стагнации отрасли и отставании в мировом экономическом соревновании. В то же время Россия обладает самым большим потенциалом в мире для развития пчеловодства и этим преступно не воспользоваться.

Любительское пчеловодство, в рамках личных подсобных хозяйств, предназначено для получения удовольствия от самого занятия им и обеспечения своей семьи медом, в связи с этим, на мой взгляд, должно ограничиваться небольшим количеством пчелиных семей, например пятью. Конкретные нормы необходимо установить в Федеральном законе «О личных подсобных хозяйствах». При этом владельцы любительских пасек имеют право реализовать излишки продуктов своим знакомым, а также на рынках и ярмарках.

Профессиональное пчеловодство, направлено на получение дохода от этой деятельности и, в связи с этим, к нему должны предъявляться повышенные и вполне определенные требования со стороны государства. Бесспорно, к таким требованиям относятся:

- ветеринарно-санитарная регистрация пасеки

- регистрация пасеки как хозяйствующего субъекта в налоговом органе

- наличие помещений и оборудования, удовлетворяющих санитарно-гигиеническим требованиям (что зачастую не может быть обеспечено на любительских пасеках)

- наличие у работников документов об образовании, дающих им право на выполнение тех или иных работ (чего не требуется для пчеловодов любителей)

Считаю, что профессиональное пчеловодство, в отличии от любительского, в рамках личных подсобных хозяйств, должно быть вынесено за границы населенных пунктов. Кстати, такая тенденция становится все заметнее в последнее время. При этом из населенных пунктов по разным причинам вытесняются не только крупные, но и мелкие пасеки.

Перечень этих причин весьма разнообразный. От жалоб соседей, движимых элементарной завистью до серьезных проблем, связанных со здоровьем, а в некоторых случаях с жизнью граждан, страдающих серьезными аллергическими реакциями на ужаление пчел. Причинами также становятся гибель животных (чаще лошадей) от ужалений пчел и пчелиные испражнения во время весеннего очистительного облета, следы которых обильно покрывают соседские автомобили, сохнущее белье, окна и фасады домов. В летнее время малолетние дети дачника по соседству боятся купаться в устроенном им бассейне, в котором плавают утонувшие пчелы, а живые, утоляющие жажду по краям водоема, наводят ужас на их маму. Привой роя на участке такого дачника воспринимается городскими жителями как катастрофа.

Тем не менее, в настоящее время в Алтайском крае больше половины пасек находятся в населенных пунктах. Часть из них вывозится в летнее время к медоносным угодьям, а остальные остаются на месте круглый год.

Чтобы полностью удовлетворить потребность края в опылении сельскохозяйственных культур необходимо увеличение численности пчелиных семей более чем в пять раз. Как Вы думаете одобрят ли жители населенных пунктов такое увеличение у себя за забором? Да и пчеловоды, как показывают мои наблюдения и откровения моих коллег, не приветствуют появление новых пасек по соседству. Известно немало случаев, когда именно пчеловоды являлись инициаторами вытеснения из своих населенных пунктов других пчеловодов. А принцип «свой – чужой» вообще является очень распространенным в недобросовестной конкурентной борьбе. Попробуйте «без общевойсковой поддержки» купить усадьбу для размещения пасеки где-нибудь в с. Солонешное или с. Тогул.

В начале 2021 года в селе Генералка Краснощековкого района Алтайского края, по «неизвестным причинам» сгорела усадьба Алексея К. с тремя сотнями пчелиных семей. Свою пасеку в это село Алексей перевез годом ранее из другого села этого же района. В другом селе другого района Алтайского края, по инициативе местных пчеловодов, «понаехавшему» из города пчеловоду решением схода жителей села более двух лет не позволяли завести пчел на своем приусадебном участке. И это не единичные случаи нарушения основных принципов развития пчеловодной отрасли, а именно «принципа свободной конкуренции» и «принципа равенства возможностей».

Не обращать внимание на проблему размещения пчел в населенных пунктах, значит просто оттягивать ее решение. В связи с этим, считаю, что увеличение численности пчел при таком подходе столкнется с серьезным противодействием со стороны населения и будет существенно тормозить развитие отрасли.

Поэтому развитие пчеловодства вижу по пути создания профессиональных, в основном крупных пасек за пределами населенных пунктов. 

 

 

Задачи, решаемые профессиональным и любительским пчеловодством

 

Прежде всего, хочу подчеркнуть, что предложение на законодательном уровне разделить профессиональное и любительское пчеловодство, ни в коем случае не должно толковаться как запрещение любительского или противопоставление одного вида деятельности другому. Напротив, они должны существовать параллельно, органично дополняя друг друга. И это вполне понятно, так как задачи, решаемые ими различны.

 

Задачи, решаемые профессиональным пчеловодством:

 

  1. Опыление сельскохозяйственных культур – главная задача
  2. Производство товарного меда и других продуктов пчеловодства, как для внутреннего рынка, так и на экспорт
  3. Создание рабочих мест в сельской местности

 

Задачи, решаемые любительским пчеловодством:

 

  1. Удовлетворение творческих потребностей граждан
  2. Обеспечение себя медом и другими продуктами пчеловодства
  3. Просветительская функция, пропаганда среди широких слоев населения здорового образа жизни, потенциальная основа для создания профессиональных пасек

 

Глубоко убежден, что сохранение законодательства в существующем виде не способствует превращению пчеловодства в высокоразвитую эффективную отрасль сельского хозяйства, органично связанную с другими важными отраслями, определяющими не только продовольственную безопасность России, но и дающими существенную валютную выручку, так необходимую в условиях низких цен на углеводороды.

 

Послесловие

 

Развитие Российской пчеловодной отрасли связанно с реформированием существующего уклада жизни и поэтому требует предельно деликатного осуществления всех необходимых мероприятий. Стратегическая цель создания высокоэффективного пчеловодства не должна сопровождаться необдуманными поспешными решениями, способными разрушить и без того хрупкую систему производственных отношений в этой сфере. Поэтому, для безболезненного проведения реформ, считаю целесообразным законодательно установить поэтапное введение новых норм с завершением к 2030 году.

 

 

С уважением, пчеловод Алексей Ширяев.

Следующие статьи

Показать